Чудное мгновение

В семидесятые годы, будучи студентом, Алекс решил слегка подзаработать деньжат летом и записался в стройотряд, уезжавший на работы в Псковскую область. Строить должны были крупный животноводческий комплекс вблизи Великих Лук. По прибытии в деревню Фишнево в пяти километрах от райцентра студентов разместили в зале, заселенного крысами, деревенского дома культуры, где все пространство очень плотно заставили металлическими кроватями. В первую же ночь стройотрядовцы освоили новый вид спорта – крысобол: просыпаешься среди ночи в полной темноте от того, что по тебе ползает крыса. Хватаешь ее и бросаешь от себя подальше, но поскольку кровати стоят вплотную, она падает на другого спящего студента. Он просыпается, хватает крысу и бросает ее от себя и так, пока, наконец, крыса не попадет в проход между рядами кроватей. Крик, смех, матерщина сопровождают эту игру.

 

Работали по двенадцать часов и большинство бойцов отряда выполняло бетонные работы, от приготовления бетона на растворном узле, до заливки им лотков и полов. Несколько недель работали без выходных, но приехать на Псковщину и не побывать в Пушкинских местах было недопустимо. Наконец, был объявлен выходной, заказан автобус и студенты ранним утром поехали в Пушкинские Горы на экскурсию в музей – заповедник А.С. Пушкина «Михайловское».

У автобуса их встретила экскурсовод – стройная девушка лет двадцати, скорее всего, студентка какого-то гуманитарного вуза, решившая подзаработать летом на каникулах. Впервые взглянув на нее, Алекс уже не мог ни на минуту отвести глаз от ее лица. Это было, как колдовство. Кровь ударила в голову, зашумела в ушах и ему показалось, что волосы зашевелились на голове. Так организм парня отреагировал адреналином и эндорфинами на женскую красоту. Нельзя сказать, что она была писаной красавицей, но ее «атомы сложились идеально» для Алекса. С этого момента он уже ничего вокруг не видел и не слышал, только ее лицо и негромкий, скорее вкрадчивый, голос, рассказывающий о творчестве поэта, его жизни в ссылке в Михайловском. В мозгу парня рефреном повторялись строки.

 

Я помню чудное мгновенье:

Передо мной явилась ты,

Как мимолетное виденье,

Как гений чистой красоты.

Помани она Алекса в тот момент пальчиком, он пошел бы за ней на край света, забыв обо всем. Экскурсанты посетили дом, где жил поэт, домик няни, обошли парк, побывали на могиле Пушкина и экскурсия подошла к концу. Пожелав студентам счастливой дороги, экскурсовод собралась уходить.

 

— Что же делать, ведь она сейчас уйдет, — мелькнула мысль и Алекс, предприняв попытку познакомиться, в волнении не нашел ничего лучше, чем задать банальный вопрос. – Девушка, а как вас зовут?

 

— Извините, меня ждет следующая группа, — сказала она, мельком глянув на парня в стройотрядовской форме и поспешила к стоянке автобусов. Похоже, что этот вопрос ей задавали по нескольку раз на день и она решила на него больше не отвечать.

 

Он пошел за ней следом, как привязанный невидимой нитью, пристроился к новой экскурсионной группе и снова неотрывно смотрел на нее и слушал ее завораживающий голос, пока кто-то грубо не дернул его за рукав.

 

— Где ты пропадаешь? – зло задал вопрос командир отряда. – Мы все уже полчаса тебя всюду ищем. Бегом в автобус. Отъезжаем.

В последний раз взглянув на свой идеал, Алекс понуро пошел за командиром и автобус тронулся, как только они вошли в него. Всю обратную дорогу он обдумывал случившееся. Не покидало досадное чувство, что он упустил что-то очень важное, может быть самое главное в жизни – свои любовь и счастье.

 

— А что я мог сделать? В чужом краю, без документов, без денег, в стройотрядовской форме… — задавал он себе вопрос, вспоминая милое лицо и анализируя свое поведение.

 

— Да все ты мог, — отвечал внутренний голос. – Да не решился, — отчего досада только нарастала и становилась невыносимой.

 

— Что же это за колдовство такое? Никогда со мной такого не случалось, — ломал голову парень.

 

До этого дня он не верил в любовь с первого взгляда, считал это выдумками поэтов – романтиков и когда влюбленные люди совершали неразумные поступки, осуждал их, считая слабаками, а теперь сам оказался очарованным, способным на безрассудство.

По возвращении в Фишнево, тяжелый физический труд на пределе сил отвлекал от мыслей о милой, но нередко, во время монотонного бросания большой совковой лопатой песка в ковш бетономешалки, реальность затуманивалась и возникал ее образ, звучал ее голос. Иногда она снилась Алексу ночью, но в основном, те два месяца спал он без сновидений, засыпая, выбившись из сил, едва коснувшись кровати.

 

В томленьях грусти безнадежной

В тревогах шумной суеты,

Звучал мне долго голос нежный

И снились милые черты.

Избавился парень от этих чар только в Минске. Новые встречи, заботы, учебная суета, отвлекали от воспоминаний о событиях лета, но в течение ряда лет милый образ изредка всплывал в памяти. Спустя сорок лет он стерся совсем и память Алекса хранит только эпизод, что и в его жизни была любовь с первого взгляда.

 

Шли годы. Бурь порыв мятежный

Рассеял прежние мечты,

И я забыл твой голос нежный,

Твои небесные черты.

 

Все как у классика, только без продолжения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × 4 =