Марта. Верность.

1.

 

— Алексеевич, с днем рождения! – с порога бухнул друг и коллега Николай, входя в бытовку на стройке. – Смотри, какой я тебе подарок привез, — продолжил он доставая из-за пазухи меховой куртки черный клочок шерсти.

 

При детальном рассмотрении оказалось, что это маленький щенок, неизвестной Алексеевичу породы, с белой грудкой и лапками, как носочки. На него нельзя было смотреть без улыбки, настолько он был милым и симпатичным.

 

— Спасибо друг, но ты меня этим подарком озадачил, — сказал Алексеевич, когда закончились восторженные возгласы, вызванные внешним видом собачки. – Жена меня с ним на порог квартиры не пустит. Считает, что собаке в городской квартире не место. Ремонт недавно сделали, а щенок погрызет мебель, оборвет обои… Что же делать? Ладно, буду думать. Назову-ка я ее Мартой, раз в марте ты мне ее подарил…

Алексеевич очень любил животных, давно хотел завести собаку, да не решался, зная отношение к этому жены.

 

— Ничего себе, подарочек! — воскликнула жена увидев щенка, которого Алексеевич, вынув из-за пазухи опустил на пол. Собачка, наверное, долго терпела, поскольку под ней сразу образовалась лужица. – Значит так, именинник. Сегодня уже поздно, за дверь я ее не выброшу, а завтра чтобы духу ее здесь не было.

 

Выслушав ультиматум, Алексеевич сказал. – Погоди, не кипятись. Я уже все обдумал. Завезу ее в выходной в нашу деревню, к тете Насте. Присмотрит за ней, пока подрастет. Я, все равно, на дачу туда каждый выходной езжу, буду корм ей подвозить и воспитывать, а там и лето близко – сами будем почти постоянно на даче. Все образуется.

 

— Ну, как знаешь, но помни – в квартире ей места нет.

Память собачья не сохранила событий раннего щенячьего возраста, но Марта хорошо запомнила первый день знакомства с Хозяином. Как только он взял ее впервые на руки, она почувствовала тепло и доброту, исходившие от этого человека и поняла: вот он, друг на всю жизнь. Когда щенка привезли в деревню, тетя Настя восприняла его появление без особых эмоций. Конечно же, собака – это дополнительные заботы, но будучи в преклонном возрасте и живя одиноко, она ощущала дефицит общения, а тут хоть живая душа будет рядом.

 

— Оставляй, — сказала она Алексеевичу. – Подружимся.

 

Так и случилось. Марта с тетей Настей дружили, но Хозяин у собаки был один – Алексеевич. Это она чувствовала всем своим сердцем. В будние дни Марта все время проводила во дворе или в доме и скучала. Тетя Настя далеко от дома не ходила – к автолавке и обратно. Возраст – особо не походишь. Но с приездом Алексеевича в выходные все менялось.

 

— Приехал! Приехал! – ликовала собачья душа. – Пойдем гулять в лес, на луга, на речку!

 

Восторгу не было предела и собака вилась у ног Хозяина, подпрыгивая и стараясь лизнуть лицо или, хотя бы, руку и, как пропеллером, беспрестанно виляя хвостом.

Марта
Марта

Алексеевич, с каждым днем, все больше привязывался к этому щенку, баловал Марту разными собачьими деликатесами, дрессировал в меру своего понимания этого процесса, но никогда не заставлял собаку делать что-то через силу, против ее желания. Охотой и рыбалкой Хозяин не увлекался, поэтому условий для проявления охотничьих инстинктов у собаки не было, но один случай показал, что она, возможно, могла бы и охотиться. Забежавшего во двор чужого куренка, Марта играя поймала и придушила, надеясь на похвалу Хозяина, но получила взбучку и на всю жизнь запомнила, что нельзя убивать живое.

 

Этим прекрасным временам внезапно настал конец – тетя Настя ушла в мир иной и вновь стал вопрос, что же делать с уже подросшим, годовалым щенком. Приближалась зима, смотреть за собакой в деревне стало некому и Алексеевич решил забрать Марту к себе на работу. Работал он в охране на стройке, сколотил собаке будку рядом с бытовкой и поселил ее туда. Коллеги по работе не возражали, а приветствовали ее появление: еще одни сторожевые глаза и уши, да какие – никого не проспят, да и веселее зимние ночи коротать с собакой, чем сидеть сутки одному.

 

Так прошло еще два года. Зимовала Марта на стройке на цепи, а летом жила в деревне на воле, без привязи. Однажды зимой, Алексеевич пришел на суточное дежурство, а собаки нет. Сторож, которого он сменял сказал, что приезжал новый начальник строительного управления, увидел собаку и приказал ее немедленно убрать. Пришлось ее отвязать и она убежала, чувствуя угрозу для себя. Алексеевич надеялся, что Марта вернется, но она не появилась ни через день, ни через неделю, ни через месяц…

 

Напрасно Хозяин обошел пешком все близлежащие микрорайоны, заезжал в пункт временного содержания отловленных животных, вешал объявления с фотографией собаки и обещанием вознаграждения за возврат – безрезультатно. Собака как в воду канула. Потеряв надежду, спустя месяц после пропажи он прекратил поиски.

 

2.

 

-Уходи, Марта. Нельзя тебе здесь быть. Пошла вон! – закричал сторож, видя, что отвязанная собака не хочет уходить, поднял с земли кусок доски и стал им размахивать, стараясь показать начальнику, что добросовестно выполняет его приказ.

 

— Что же вы меня гоните? Что же я не так сделала? Куда же мне идти? – эти вопросы вызвали смятение в мозгу собаки, но увидев палку, она решила, что лучше убежать, пока не получила. – Где же мой Хозяин? Он бы меня защитил, — думала Марта, бесцельно бегая по улицам микрорайона, пока не забежала на незастроенный, заросший горькой полынью и чернобыльником пустырь.

Здесь она прилегла отдохнуть и проснулась, почувствовав чье-то присутствие. Открыв глаза, собака обнаружила, что окружена сворой четвероногих бродяг. В стае были собаки самых разных пород и беспородные, с ошейниками и без, мелкие терьеры и шпицы соседствовали с крупными овчарками и гончими. Все они когда-то имели хозяев, но по разным причинам оказались на улице и теперь жили по законам стаи.

 

Марта испуганно вскочила, ощетинилась и приготовилась к драке. Она никогда раньше не видела столько собак сразу и не знала, как себя с ними вести, но решила за себя постоять. К ней подошел вожак стаи, крупный кудлатый овчар, обнюхал, определил, что эта брюнетка с белыми лапками самка и приветливо помахал хвостом. Так Марта стала жить в стае, питалась отбросами, ночевала на пустыре под открытым небом, дрожа по ночам от холода. У нее хоть шерсть была достаточно длинная и густая, а в стае были и гладкошерстные собаки, почти голые, морозы которых, буквально, убивали. Эти, убежавшие от хозяев под воздействием бурлящего тестостерона, гуляки и рады были бы вернуться домой, но не знали, как.

В круговерти дней, суете новой вольной жизни Марта часто вспоминала Хозяина, его ласковые руки, добрый голос и мысль, что надо его найти и вернуться к прежней жизни приходила в собачью голову все чаще.

 

Однажды весной на краю пустыря остановился фургон, из которого выскочили дюжие люди с огромными сачками в руках и цепью двинулись к собачьей стае, прижимая ее к забору и не давая вырваться из зловещего полукруга. Марта, впервые увидевшая этих людей, не знала, что они опасны и попалась в сачок одной из первых. Опытные псы, во главе с кудлатым овчаром смело ринулись напролом через цепь ловцов и стая вырвалась на свободу ценою нескольких собак.

Марта и те псы, которым не повезло оказались в металлической клетке внутри фургона, который отвез их в пункт временного содержания отловленных животных, очень похожий на тюрьму. Там их разместили в отдельных камерах или клетках, регулярно кормили и поили, на прогулку не выводили, но убирали своевременно. Нередко, в просторный зал, где размещались клетки с животными заходили люди: кто-то в поисках пропавшего питомца, кто-то в поисках четвероногого друга. Каждый раз собаки поднимали неимоверный шум. Своим лаем они старались обратить на себя внимание посетителей. Спустя какое-то время в зал заходил смотритель, зычным голосом гаркал: «Тихо!» и наступала мертвая тишина – после этой команды собаки боялись подать голос.

Через пару дней на Марту обратил внимание один из посетителей.

 

– Я заберу эту собаку, только надо ее стерилизовать.

 

— Это пожалуйста, за отдельную плату, — ответил смотритель.

 

Вскоре Марта уже охраняла территорию детского лагеря, расположенного недалеко от города. Питание, конечно же, похуже, чем когда жила с Хозяином, но жить можно. Летом, когда лагерь заполняли дети, собаку заранее прививали и, посадив на цепь, прятали в самый дальний угол хозяйственного двора, где стояла ее будка. Марта откровенно скучала все лето, но когда дети уезжали, ей позволялось свободно бегать по обширной территории лагеря и жить становилось интереснее и веселее.

Однако, через пару лет лагерь закрыли. Не под силу предприятию оказалось содержать раздутый в советские времена соцкультбыт. Персонал уволили, Марту никто из работников не забрал и она опять оказалась бездомной. Поразмыслив собачьим умом, она решила податься в город – вот он рядом, даже видны заводские трубы и высокие здания. Пробежав за день полтора десятка километров, Марта забежала в мегаполис и стала искать микрорайон, где размещалась стройка, с которой ее выгнали. Вскоре, обежав не один десяток улиц, она нашла это место, но бытовки и собачьей будки там не оказалось, а стоял красивый высотный дом, во дворе которого играли дети и прогуливались молодые мамы с колясками.

 

— Я не могла ошибиться. Это точно здесь. Как все изменилось, — думала собака. – Где же мне теперь искать Хозяина?

 

Собака была в городской квартире Алексеевича единственный раз, совсем крошечной и не смогла запомнить туда дорогу. Оставалось одно – искать дорогу в деревню, где она жила каждое лето до трехлетнего возраста, но это ей не сразу удалось осуществить.

Однажды утром, она опять попалась «шариковым» в сачок и оказалась в пункте временного содержания. Буквально на следующий день ее забрал какой-то человек маргинальной внешности, нацепил веревку на шею и поволок на крупный рынок, где размещалось кафе корейской кухни. На заднем дворе этого заведения Марта ощутила нестерпимый запах смерти и собачьей крови. Ужас, охвативший животное, превратил добрую, ласковую Марту в дикого зверя. Она набросилась на маргинала, вцепилась зубами ему в голень, стала рвать плоть и когда он от боли выпустил веревку из рук со всех ног понеслась прочь. Спрятавшись в густых зарослях бурьяна, она долго грызла ненавистную веревку, пока не освободилась от нее.

 

С тех пор Марта стала сторониться людей. Оказалось, что эти двуногие, которым она раньше всецело доверяла, способны на подлость. Собака поселилась во дворе заброшенной больницы и старалась покидать ее только в случае необходимости, в поисках пищи. Люди на этой, наглухо перекрытой высокими заборами, территории появлялись редко. Иногда бездомные забирались переночевать или детвора пошалить, но Марта контактов с ними избегала. Она хорошо изучила графики работы окрестных продовольственных магазинов, знала где и когда будут выбрасывать товар с истекшим сроком годности и старалась в этот момент оказаться в нужном месте. Иногда можно было наесться от пуза, но, в основном, она жила впроголодь.

Так прошло еще несколько лет, сезоны сменяли друг друга, а тоска по Хозяину не проходила и в один момент стала нестерпимой. В начале лета Марта покинула свое укрытие и направилась в микрорайон, где она пять лет назад жила зимой на стройке. В прошлом несколько раз Хозяин сажал ее там в машину и они ехали в деревню. Дорогу туда она смутно помнила, но так много времени прошло… Марта нашла место во дворе жилого дома, где стояла бытовка и ведомая собачьим чутьем не спеша потрусила по улицам к окраине города, потихоньку вспоминая дорогу. За городом бежать стало легче – не надо было шарахаться от несущихся по улицам машин, людей встречалось значительно меньше и Марта успокоилась. Пришла уверенность, что она найдет деревню, а в ней ее будет ждать Хозяин.

 

Ведомая этой целью, собака бежала день и ночь, почти без остановок, лишь изредка ложилась отдышаться на пару десятков минут. Поесть удавалось редко. После случая с куренком в деревне, Марта не позволяла себе убивать живые существа и ей приходилось довольствоваться тушками неосторожных птиц, сбитых автомобилями, которые изредка встречались на обочине дороги. Иногда приходилось отбирать пищу у вездесущих ворон и соек, своей суетой показывающих где лежит убитая птица.

 

Каждый раз, входя в очередную, встречающуюся на пути деревню, собака думала. – Неужели я пришла? Неужели это та деревня и я скоро увижу Хозяина?

Она внимательно осматривала все дома, убеждалась, что знакомого дома здесь нет и бежала дальше. Любовь и верность своему другу придавали ей силы. Деревня, где у Алексеевича была дача, стояла в сотне километров от города в глубинке, вдали от крупных трасс. Сколько деревень обежала собака – не перечесть.

 

Однажды на рассвете она, забегая в очередную деревню, почувствовала.

 

— Все, нашла. Это здесь.

 

Добежала до дома Алексеевича, забежала во двор и упала без сил на траву у крыльца, тяжело дыша.

 

3.

 

— А не съездить ли нам завтра за грибами? – спросил Алексеевич жену за ужином. – Только давай на рассвете, чтобы не ходить по чьим-то следам.

 

— Согласна. Давай в пять утра.

 

На рассвете Алексеевич вышел на крыльцо и остолбенел, не веря своим глазам: на траве рядом с крыльцом лежала Марта и улыбалась, глядя на него во всю собачью морду.

 

— Марта! Марта! – воскликнул Хозяин, затем встал перед ней на колени, обнял руками собачью голову, прижался к ней лицом и, еле сдерживая слезы, прошептал. – Марта моя. Я тебя только месяц искал, а ты меня через пять лет нашла.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

шестнадцать + пять =