Неман-Батька

Обдумывая следующую главу, долго не мог определиться о чем писать: о Вилейке, о Минском Море или о Немане. Взвесив всё, решил писать о Немане, знакомом с детства, поскольку в младые годы, наряду с Нарочью, я часто бывал у многочисленных родственников в Столбцах. Их множество объясняется тем, что мой прадед – малоземельный крестьянин, живший в Столбцах на самом берегу Немана, зарабатывал на жизнь тем, что гонял по Неману плоты в Германию, а детей у него было много. Много времени со сверстниками мы проводили на берегах реки, купаясь и загорая до черна, однако в те времена я еще рыбу не ловил.

 

В начале восьмидесятых я сплавился на резиновой лодке по Среднему Неману от впадения Западной Березины до деревни Морино, но тот сплав, составив четкое представление о реке, не запомнился хорошей рыбалкой.

В конце восьмидесятых я с семьей отдыхал на турбазе «Высокий берег» под Столбцами, рыбачил спиннингом и удочкой, но вода среди лета была очень низкая и о реке, в плане рыбалки, сложилось не лучшее впечатление: из хищников клевали мелкие травянки, а из белой рыбы плотва и изредка лещ на личинку метлицы.

 

В последующие годы я неоднократно предпринимал попытки раскрыть секреты Немана, но мои редкие вылазки в район Круглицы и Жукова Борка были не особенно успешны и не позволяли это сделать. В то же время, читая отчеты о рыбалках на Немане, убеждался, что рыба в реке есть, да я не смог ее взять, и вот это чувство неудовлетворенности и подвигло меня пройти весь Верхний Неман сплавом. Перечитав свои заметки о путешествии и рыбалках, решил изложить их в этой главе в хронологическом порядке и без особых изменений. В итоге, впечатление о реке складывается достаточно ясное.

 

Готовиться к сплаву начал заранее. Пользуясь Гугл-карты, поделил Неман от Песочного до Столбцов на части, чтобы за световой день пройти отрезок, не особо напрягаясь греблей и успеть обловить старицы, поворотные ямы, обратки и другие интересные спиннингисту места. Получилось четыре отрезка: Наднеман-Могильное, Могильное-Лунино, Лунино-Миколаевщина, Миколаевщина-Столбцы. Это примерно по 12 — 15 километров по реке каждый отрезок. Договорился о доставке к месту старта каждого этапа и обратно. Ловили в основном, на вертушки т.к. мелко и их в коллекции не одна сотня штук, но пробовали и резину с воблерами на глубинах. Целью был хищник, голавля ловить не планировали. Первый отрезок мы прошли в начале июня, остальные в августе-сентябре.

Впечатления от реки: крайне низкий уровень воды, очень высокая прозрачность, очень слабое течение (при встречном ветре лодка стояла на месте). Первые три отрезка сплавлялись в ясную, жаркую погоду, последний в пасмурную, с сильным северо-западным ветром. Стартовали мы в Наднемане, у ворот усадьбы Наркевичей-Йодко. Река течет, в основном, по открытой залуженной местности, местами распаханной до уреза воды. На протяжении всего первого участка глубина небольшая, практически везде видно дно, а в местах разветвления русла на рукава и на бродах лодка чиркала дном по песчаным отмелям.

Берега поросли аиром, реже рогозом, есть прибрежная водная растительность. Интенсивный облов разными приманками вдоль границы водорослей позволил вымучить несколько окуней, поклевок щуки не было. Ниже Костешей обловили большую старицу. Малька в ней тучи, однако, поклевок не дождались. Вторую старицу обловили ниже Ершей и третью не доплывая Могильного — безрезультатно. Несмотря на отсутствие клева река не показалась мертвой — постоянные всплески и визуально в прозрачной воде видны были стайки белой рыбы, иногда единичные экземпляры под килограмм и более.

Продолжили сплав от Могильного до Лунино в середине августа. Воды в реке стало еще меньше, прозрачность увеличилась, дно просматривалось даже в двух-трехметровых омутах, но река течет по лесистой местности, соответственно множество упавших в реку деревьев создают привлекательные для рыбы закоулки, облов которых приносит все тех же окуней. Поклевок щуки по прежнему нет. Интересные пороги создает газопровод, проходящий по дну реки ниже Могильного. Перед ним глубина увеличивается, течение замедляется, поклевывал окунь. К сожалению, немногочисленные старицы этого участка, в том числе и Лунинская обмелели и сильно заросли, половить в них не удалось. Еще одно интересное место -перед островом возле Сверинова — река расширяется, течение замедляется, клевали окуни. Визуально наблюдали стаю килограммовых лещей под сотню штук, которые, с несвойственной им большой скоростью, неслись по мелководью вверх по течению мимо нашей лодки и крупную рыбину под три килограмма (жерех или голавль), медленно барражирующую среди трав на мелководье.

 

Участок Лунино-Миколаевщина, на мой взгляд, наиболее интересный для спиннингиста: река сужается, углубляется, становится очень извилистой, с большим количеством поворотных ям, стариц, обраток. Жаль, что яркое солнце, жара и очень низкая вода, навскидку на полметра ниже обычного уровня, не позволили толком половить: окуни клевали, а щуки нет. Старицы обмелели и заросли, в большинстве из них ловить было невозможно, но парочку самых крупных я обловил, но опять же, безрезультатно. После Русаковичей река выпрямляется, мелеет настолько, что перед Миколаевщинским мостом, в конце маршрута я не нашел места, где бы искупаться — везде максимум по колено. Хочу отметить, что это самый безлюдный участок верхнего Немана, изобилующий зверьем: видел бобров, норок, выдру и очень крупную хищную птицу типа беркута.

Последний участок Миколаевщина-Столбцы наиболее цивилизованный: на берегах разнообразные навесы, вигвамы и другой хлам, в воде много бутылок и пластмассы, казалось бы все повыбито, однако было прохладно и пасмурно — в результате шесть поклевок щук и пять достойных окуней до трехсот граммов весом. Щуки, конечно же, мелковатые, пришлось отпускать, а их мама — под три килограмма, сама ушла с блесной, мотанув пару раз головой. Расслабившись на ловле окуней, не поставил поводок, в результате: ни щуки, ни блесны. Больше всего поклевок было от турбазы до оздоровительного лагеря, участок извилистый, глубокий с тремя мощными поворотными ямами с глубиной под четыре метра. Начало и конец этого маршрута неинтересные — мелко. Перед Новым Свереженем в воде торчат очень часто острые сваи старых мостов — чуть не пропорол лодку. Визуально белой рыбы довольно много, в том числе и крупной и на этом участке. Вывод: рыба в верховьях Немана есть даже по такой низкой воде, но хищника мало.

 

С началом лодочного сезона следующего года решили продолжить однодневные сплавы на резиновой лодке с обловом спиннингом приглянувшихся мест. Изучив снимки со спутника, наметили два следующих участка реки: Столбцы – Круглица и Круглица – Криничное. Это около 12 -15 километров по воде, которые при скорости течения Нёмана в этих местах полтора километра в час можно пройти дрейфом за 9 -10 часов. Это не значит, что мы безостановочно дрейфовали. Якорились в перспективных местах и облавливали их, заплывали в старицы, вылезали на песчаные отмели размять ноги, а при встречном ветре приходилось хорошенько поработать веслами, иначе лодка стояла бы на месте. Забегая вперед скажу, что на каждый этап у нас ушло порядка одиннадцати часов. Договорились о доставке к месту старта каждого этапа и обратно.

Стартовали мы шестого июня в полпятого утра с переулка Гагарина в Столбцах, по которому есть подъезд к самому берегу. Раннее утро понедельника, по берегам пусто – рыбаков не видно. Зато сразу заметно влияние цивилизации на прибрежную флору Нёмана. Все берега заросли интервентом – американским ясенелистным кленом, который выше Столбцов по течению реки не встречался. Есть молодая поросль и зрелые двадцати-тридцатилетние деревья.

 

 

Это растение в советское время активно использовалось при озеленении городов, в том числе и Столбцов. Течением Немана «носики» — семена клена разнесло по песчаным берегам, где они укоренились и прекрасно развиваются. Распространение этого интервента по Беларуси очень широкое. Заросли этих деревьев я встречал на самом юге – в Верхних Жарах на Днепре и в северных районах Витебщины. В лишенных лесов местах, его присутствие уместно – хоть какая-то тень и дрова. Как деловая древесина он вряд ли используется, уж очень суковатый и корявый ствол.

 

 

Если бы не этот ясенелистный клен – берега Немана на участке от Столбцов до моста трассы М1 были бы совсем голыми. Из водных растений: аир, местами тростник и рогоз, заросли рдеста вдоль берегов и вездесущие волосовидные водоросли, длиной до трех метров, так и норовящие зацепиться за приманку. Старицы, в основном, заросли телорезом и другими водными растениями – ловить сложно, постоянные зацепы.

Вода в реке была мутноватая и окрашенная, посему, предпочтение мы отдавали резине кислотных расцветок и флюоресцирующей. Пробовали, конечно же, и другие приманки, но на них не клевало. На резину «Релакс» с утра было поймано две щучки не трофейного размера – отпущены. Поскольку леса по берегам нет, нет и коряжника, создающего стоянки засадного хищника, редки обратки. Под мостом трассы М1 оказалось довольно глубоко. На опорах моста Неман отметил свой наивысший уровень в половодье – плюс почти метр к летнему уровню на день нашего сплава.

От моста М1 до леса участок реки однообразный. Берега, помимо американского клена, поросли лозой. На левом берегу есть очень живописное гнездо аиста. На одной из обраток была поклевка килошницы, которая не особенно упиралась и быстро была подтянута к лодке, а подсак к ее приему не был готов. Нами было нарушено основное правило при ловле щуки на джиг – не давать слабину, в результате, не дождавшись подсака, она отцепилась возле лодки и ушла восвояси.

 

Миновав прямой прогон на подходе к высокому песчаному обрыву, достали еще одну щуку до килограмма. Эту уже посадили на кукан. Затем, ниже высокого обрыва, возле коряжника поймали еще две щуки до килограмма, но оборвали в корягах насадку. Закончили сплав у забора крайнего дома в Круглице около трех часов дня. Погода при прохождении этого этапа с утра была ясная, с сильным встречным северным ветром; потом небо затянуло облаками и щука стала поклевывать. Хочу отметить, что этот участок реки активно посещается рыболовами, о чем свидетельствуют оторванные приманки на кустах, корчах и корягах, которые мы собирали по ходу сплава.

Следующий этап, от Круглицы до Криничного мы прошли четырнадцатого июня. Вопреки прогнозу, было ясно с утра, затем облачно, но клева не было. Леса поблизости нет, берега Нёмана на этом участке открытые, поросшие лозой. Клена ясенелистного стало меньше, но встречается – доплыли и сюда семена. Те же аир, рдест, тростник местами и очень много волосовидных водорослей, жгуты которых цеплялись на крючки при каждом забросе. Местами берега до самой воды распаханы – удивляешься, как это трактор не свалился в реку.

 

На участке до Жукова Борка было изловлено две щуки. Одну отпустили по малолетству, другую – на кукан. После Жукова Борка много излучин и резких поворотов, где течение намыло песчаные мысы. На одном из них мы остановились размяться и увидели бой жереха за поворотом. Нацепив кастмастер, я стал делать дальние забросы вниз по течению и в этот момент жерех стал бить, буквально, у меня под ногами, вывернулся на поверхность в погоне за уклеей, показав мощную серую спину, мол: «Вот он я, попробуй, возьми». Этот речной корсар проигнорировал мою блесну, как я ни старался ее ему подать.

Проплывая мимо Бережно, насмотрелись на богатые коттеджи дачников и контрастные хатки местных жителей. Эффектно смотрится с воды церковь на высоком берегу. На участке между Бережно и Криничное в Нёман впадает Сула и здесь, на впадении она оказалась такая же быстрая и чистая, как в верховьях.

 

Забрать нас должны были в Криничном, а левый берег там очень высокий и обрывистый, неудобный для швартовки. И вот, приближаясь к финишу, мы высматривали, где бы причалить. Насмотрели песчаный плесик, возникший в результате строительства норы бобром и решили на нем высадиться. Направили лодку к нему и когда мы уже почти причалили, из норы прямо на нас выскочил здоровенный бобер и нырнул под нашу лодку, здорово пуганув нас и обрызгав водой. Если бы он прыгнул в лодку, за бортом оказались бы мы – уж очень впечатляющие у него резцы.

Подводя итог этим двум дням сплава, отмечу, что нас удивило: ни одной поклевки окуня за все время, хотя мы непрерывно бросали приманки. В прошлом году мы сплавлялись первого июня и окунь поклевывал. Что бы это значило?

 

В середине июля появилась возможность продолжить поэтапный сплав по Нёману с одновременной рыбалкой спиннингами. На этот раз запланировали пройти участок реки от Еремичей до моста возле Щорсов, порядка шестнадцати километров по воде. Решив все организационные вопросы с доставкой нас к месту старта и с места финиша домой, девятнадцатого июля, с задержкой на день из-за дождей, стартовали недалеко от церкви в Еремичах.

 

Реку здорово вздуло ливневой водой и поросшие сухопутными травами плесы оказались в воде. Нёман после впадения Уши, совсем другая река – широкие и глубокие прогоны сменили узкое извилистое русло, течение ускорилось. До Синявской Слободы берега голые, местами поросшие кустарником и редкими деревьями. Есть затишки с обратками и омутами. В одном из них на резину была поклевка хорошей щуки, которая при вываживании умудрилась обрезать плеть выше двенадцатисантиметрового струнного поводка. Кроме того были поклевки мелкой щуки, которая отпускалась.

В день сплава дул сильный встречный северо-западный ветер, заставивший нас почти всю дорогу налегать на весла, иначе лодка стояла бы на месте. В основном было облачно, но в середине дня распогодилось и светило солнце.

Ниже Синявской Слободы заплыли в большую чистую старицу, которую тщательно обловили различными приманками, но ничего не попалось, только однажды, вертушку до самой лодки сопровождала какая-то не маленькая рыба, но не взялась – думаю язь.

 

Ближе к Графской Пуще река становится интереснее – больше поворотов, берега заросли богатой растительностью. Встречаются тополиные рощи, что для Беларуси нехарактерно. Нависающие над водой столетние ивы создают укромные места для рыбы, однако поклевками они нас не баловали. Многие места по своим параметрам очень подходили для обитания жереха, но поклевок его мы не дождались и боя его почти не видели. При сплаве через лесной массив Графской Пущи встретили рыбака на надувной лодке с мотором, который упорно обрабатывал небольшим кислотным воблером одно и то же место под нависающими над водой деревьями. Он пожаловался на отсутствие клева белой рыбы, сказав, что поймал только пару окуньков. У нас же на этом участке попался щуренок, первый в этом году на Нёмане окунек и язь под килограмм, который взял вертушку на падении при забросе под нависающую над водой ольху.

За Понемонью, напротив впадения несущей в Нёман мутные воды Сервечи, расположились на лугу первые фидеристы. Забрасывали они, как раз, в полосу мути, тянувшейся вдоль левого берега – место, конечно, неплохое. Наибольшее скопление фидеристов наблюдалось возле громадной ивы на правом берегу реки. В воду с крутого берега было заброшено несколько десятков фидеров. Полагаю, что это и есть знаменитый «лещёвый балкон».

 

На финише левый берег Нёмана обрывистый, а правый зарос непролазными дебрями ивняка и нам с большим трудом удалось найти место, чтобы выбраться на берег прямо под мостом.

А вот несколько очерков о весенних рыбалках на Немане.

 

Заметил, что если чего-то очень ждешь и к этому заранее готовишься, часто что-то мешает осуществить задуманное. Так получилось и в этот раз. Давно запланированную ежегодную весеннюю поездку за щукой на Западную Березину пришлось отложить из-за внезапно возникших проблем со здоровьем. Наступил тот период в жизни, когда окончательное решение принимает не голова, а последнее слово остается за сердцем. В итоге, поехал восстанавливаться на дачу.

Люблю спать на мансарде. Прохлада, свежий воздух, проникающие через неплотно прилегающие друг к другу доски вагонки, способствуют полноценному отдыху организма. Практикую такой сон с ранней весны, чему способствует немецкая электропростыня с тремя уровнями нагрева. Вот и этой ночью проснулся, глянул в окно мансарды, а в его квадрате яркая, с детства знакомая, такая родная Большая Медведица заглядывает ко мне в комнату. На душе стало сладко и спокойно и я, с улыбкой, заснул снова.

Когда спишь весной на мансарде и собираешься утром на рыбалку, будильник не нужен. Многоголосый птичий гомон, в котором преобладают песни дроздов и кукушка, начинается еще до рассвета. Не слышать его через тонкие дощатые стенки невозможно, но как приятно под него спать, если не надо вставать.

Услышав сквозь сон птиц, я открыл глаза. Уже можно было различить мельника с лошадью на гобелене на стене – значит светает. Если на рыбалку, то пора вставать. Все равно, вряд ли уже засну. Заварив кофе, вернулся в не успевшую еще остыть постель, чтобы, потягивая ароматный напиток, обдумать дальнейшие действия. Сердце, слава Богу, успокоилось. Можно куда-нибудь выехать, но ненадолго, чтобы не перенапрягаться. Вспомнились любимые места Верхнего Нёмана, так похожие на его сестру – Западную Березину и созрел план.

Быстро был найден снимок со спутника участка реки, где предполагал ловить, заброшены в рыбацкую сумку кошельки с резиной и блеснами. Два спиннинга – лайт и ультралайт загружены в машину. Сапоги на ноги, штормовку на плечи, кепку на голову и скорей за руль. В таких выездах, без подготовки, есть своя прелесть. Они создают особое настроение ожиданием спонтанной встречи с Рекой, что ведет к выработке эндорфинов сразу после принятия решения о поездке.

Дорога не заняла много времени и к восходу Солнца я был уже возле хутора, рядом с которым обычно оставляю машину, так как, дальше весной дороги нет – только на своих двоих. Часто оставляю машину возле хуторов, где нет проезда к реке. Каждый раз, с тихой белой завистью, гляжу из-за забора на хуторское хозяйство и представляю себе, насколько спокойно и натурально течет здесь жизнь. Заботы все простые, немудреные. Размеренный, без спешки ритм жизни, никаких стрессов. Кругом зелень, цветущая черемуха, чистейший голос соловья из зарослей. В траве невероятно громко кричит деркач. Дятел, колотя, как барабан, сухую дуплистую олешину, обозначает свою территорию. Вдали трубно кричат журавли. Все это я видел и слышал, пока шел полкилометра от хутора до берега через низину и сосновый перелесок. А зимой здесь «цiха, як у Божым вуху…» Лично я так представляю себе рай.

На искрящейся росе, покрывающей изумрудную молодую траву, обнаружил след велосипеда.

 

— Я не первый сегодня, — возникла мысль. – Однако, он мне не конкурент. Это удочник. Спиннингист с велосипедом – нонсенс. Не будет же он его с собой катать по берегу. Мои предположения в последствии подтвердились.

Других следов не было и я подошел к берегу по девственной росе.

 

 

— Здравствуй Батька Нёман. Какой ты полноводный по сравнению с прошлым летом. Без тебя мне никак. Вот, опять приехал, — роились мысли в голове, заставляя замирать сердце в ожидании первого заброса.

 

Не подходя к краю берега, чтобы не «засветиться» рыбе, собрал оба спиннинга, нацепил на лайт — резину «Манс», на ультралайт — вертушку через струнные поводки.

И вот первый заброс в Нёман в этом году. Ничего. Забросил на самую середину, попробую ближе к берегу. Заброс удался. Резина на десятиграммовой головке, пролетев около тридцати метров, упала в воду в двух метрах от берега и через пару оборотов катушки последовала поклевка.

 

 

— Не крупная, но и не мелочь,- почувствовал я по сопротивлению рыбы.

 

Не форсируя вываживания, наслаждался первой поклевкой щуки на спиннинг в этом году. Рыба пошла на реку и, как ни старался не дать ей сделать свечку, опуская конец удилища к воде, щука выйдя на стремнину, всплыла на поверхность и выдала коронный танец – «свечку на хвосте» с бешеной тряской головой. Для нее все закончилось удачно – резина вылетела из пасти и я вымотал пустой «Манс».

 

Кто-то бы на моем месте, наверное, расстроился, я же, только посмеялся в голос над тем, что рыба не сдалась, а боролась до конца и победила, обретя свободу. Люблю весеннюю, боевую щуку, не то что поздней осенью тянешь ее неподвижную, как палка.

В двадцати метрах ниже по течению купался в воде лозовый куст, к которому прибило течением кугу, ветки и другой хлам, а за ним был выход старицы в реку. В том, что в этом месте стоит щука я был уверен. Тихо подкрался и, не подходя близко к берегу, сделал заброс, но он не получился. Плеть на шпуле неудачно легла и резина, отлетев на десяток метров, плюхнулась в воду. Пару секунд разбирался с плетью, после чего начал подмотку, а там щука! Взяла падающую приманку. Сделав контрольную подсечку, стал потихоньку выматывать плеть, одновременно отступая назад по крутому берегу к месту его понижения, где взял щуку за жабры. Засеклась хорошо, пробив крюком клюв насквозь.

 

 

Я был удивлен такой интенсивностью поклевок, мысленно благодаря Батьку за щедрость. Казалось, продолжение последует, но солнышко поднималось все выше, ярко освещая мой берег и с каждой минутой мои шансы таяли. Больше поклевок не было, ни на резину, ни на вертушки.

Удивило большое количество встреч с животными за такую короткую рыбалку и их поведение. К этому участку Нёмана прилегает большой лесной массив, чем можно объяснить обилие косуль. Я видел трех по одиночке, причем они меня тоже видели с расстояния полутора сотен метров, пристально «пялились» на меня, как коровы на пастбище и совсем не боялись. Правда, я старался не делать резких движений, наблюдая за ними. Косуль здесь встречаю постоянно, а когда их не видно, то хорошо слышно, как самцы лают, почти как собаки.

 

Чуть дальше, метрах в трехстах, обгрызал куст лось, полчаса стоя на одном месте, поворачиваясь ко мне то боком, то задом, пока я делал забросы. Ему тоже не было до меня никакого дела. Над выдрой, которая поднималась вверх по течению вдоль противоположного берега, я подшутил, запустив резиной на свинцовой головке в ее сторону. Падение приманки перед носом животного здорово его испугало – последовал шумный всплеск и зверь ушел под воду. Переходя перешеек между старицей и рекой, заросший кустарником и подлеском так, что «вуж галавы не усодiть», услышал, как треснул сучек.

— Кто-то там есть, — подумал, предполагая увидеть кого-то из копытных, но оказалось, что это бобр, который плюхнулся в воду в паре метров от меня. Обычно, он уходит под водой от места ныряния, пуская пузыри, но не этот. Ему явно не по нраву был мой визит в его дебри и он решил меня отогнать, периодически всплывая и ныряя, сильно хлопая своей «лопатой» по воде. Памятуя трагическую фотосессию бобра с охотником, закончившуюся смертью последнего, решил его не раздражать и потихоньку удалился.

Усиливающаяся жара и отсутствие поклевок, как в реке, так и в старицах, намекали, что пора завершать рыбалку, что я и сделал. Всего лишь пара часов рядом с Батькой, а сколько впечатлений…

 

Весна, раннее майское утро, верховья Нёмана, молодая зелень дубов, бриллианты росы на траве, запах цветущих ландышей, разноголосый гомон птиц и на его фоне яркое соло соловья. (Написал и задумался: какое из двух последних слов первично?) Что может быть красивее?

 

Вновь охотились со спиннингами за Нёманской щукой. Решили не распыляться и в этот раз ловили только на резину разнообразных расцветок и размеров, смонтированную на джигголовках разных весов. Батька еще сбросил воды за неделю, больше стало зацепов, в том числе и мертвых, с потерей приманки. Прогноз обещал облачную погоду, но Солнце светило с самого утра, что поубавило наших надежд на хороший улов.

Единственная поклевка случилась на повороте реки, где возле берега образовался «затишок» за объехавшей в воду дерниной. После заброса вдоль берега, закилошница зло схватила упавшую в воду приманку на первых оборотах катушки. Вываживание щуки против течения доставило удовольствие яростным ее сопротивлением, изгибающим удилище в дугу. Заглотила жадно, в самые жабры, так что пришлось поработать корнцангом, доставая резину из пасти. Клюнула она в начале седьмого, а потом Солнце поднялось высоко, лишив нас поклевок.

 

Места для лова спиннингом не самые удобные. Слишком много лозняка по берегам, а бобров, его уничтожающих, явно меньше, чем было выше по течению. На гряде вдоль берега растут вековые дубы, один другого краше, которые вдохновляли Якуба Коласа на его шедевры. Часть из них опалены, полагаю, в основном, не молнией, а дебилами-рыболовами и отдыхающими. Знавал в былые времена пастуха, спалившего все вековые дубы в пойме Западной Березины в районе Чапуни. Видите ли, ему лениво было собирать дрова – разводил костер вплотную к стволу дуба, от него занималась кора на дереве. Так он грелся, пася коров осенью. Нет там теперь ни дубов, ни коров, да и пастух тот тоже «дал дуба».

Опять встречалось зверье по ходу рыбалки: косуля, лиса, заяц, журавль стоял неподвижно среди поля озимых, обозревая окрестности. В этом году очень много майских жуков. Наблюдал, как синица расправилась с одним из них: сбросила его с дерева на землю, прикончила парой точных ударов своего клювика-шила, вскрыла, как консервную банку и, не спеша, смакуя, выклевала все внутренности жука, оставив пустую хитиновую оболочку. Точно, как мы едим консервы.

В воскресенье вновь выбрались на Нёман со спиннингами, на этот раз ниже пересечения с трассой М1 в районе Столбцов. Приехали на рассвете к Круглице и пошли вверх по течению по правому берегу. На местах с доступным подъездом было многолюдно: палатки и машины отдыхающих, да и рыбаков хватало.

Берега достаточно удобны для забросов, но трава уже поднялась выше пояса и после ночного ливня за полчаса рыбалки мы здорово вымокли. Не спасли и болотники. Увеличилась вероятность провалиться к бобрам в гости, так как, в траве стало не видно ни входов в норы, ни бобровых траншей. Прежде чем сделать шаг, приходилось нащупывать твердую почву ногой.

Первая поклевка на кислотный «Релакс» случилась еще до восхода солнца – околокилошница взяла чуть выше обрывистого берега у Круглицы. В дальнейшем на резину был пойман щуренок, зацепился за клюв и был отпущен невредимым. На длинном прямом прогоне поклевок не было – мелковато.

Решили обловить берег ближе к Круглице. Обошли лесными тропами излучины Нёмана, чтобы не ломиться обратно по росной траве и от высокого обрыва стали ловить, спускаясь вниз по течению. На вертушку клюнул еще один щуренок – отпущен. Удивило полное отсутствие поклевок окуня, хотя вертушки мы бросали.

Ниже переката около Круглицы наблюдали визуально скопление белой рыбы солидных размеров, которая активно питалась с поверхности воды. Мощные всплески и высовывающиеся из воды спинные плавники впечатляли. Пробовали мелкие воблеры и вертушки проводить через места всплесков – ни одного тычка. Приглянувшись, я обнаружил в траве вблизи воды сотни поденок с прозрачными крыльями и полосатыми брюшками – вылетела летица – метлица, как кому нравится ее называть. Ее-то и пожирала рыба, зачем ей наши железки и «буратинки». Понаблюдав за этим процессом и убедившись, что рыба в Нёмане еще есть, отбыли домой, так как, солнце поднялось высоко.

Несмотря на раннюю весну, холодная погода упорно не желает уступать место теплу, тормозя все процессы пробуждения Природы, нерест рыб, распускание почек и цветение растений. Однако, несмотря на холод, почти все перелетные птицы, за исключением самых теплолюбивых, уже вернулись: слышны брачные песни, активно строятся гнезда, а у не улетавшей никуда пары воронов выводок уже стал на крыло. Нечасто увидишь шесть воронов одновременно на одном дереве на опушке леса. Наблюдал их детские несмелые и неумелые полеты тридцатого апреля – довольно рано даже для этих закаленных аборигенов наших лесов.

 

В течение всего апреля по интернету следил за прогнозами погоды, наблюдениями за изменением уровня воды в реках, ее температурой и наконец, когда подул южный ветер и резко потеплело, решил открыть спиннинговый сезон. Вопрос «Куда поехать?» не стоял: конечно же, на Неман, в его верховья, в полюбившиеся мне, хорошо изученные и описанные во многих моих очерках, места.

 

Приезжая на встречу с Батькой, обычно останавливаюсь рядом со зрелым черным ольшаником, растущим по низине в полукилометре от реки и, выйдя из машины, замираю на пару минут, слушая многоголосый птичий гомон. В этом хоре голоса дроздов, зарянок, пеночек, зябликов и множества других певчих птиц. Изредка окрестности оглашает трубный клич журавлей, доносящийся с заливных лугов Немана. Для горожанина, вырвавшегося из каменных джунглей с их непрерывным техногенным шумом, нет звуков более прекрасных, чем эта живая музыка леса и в каком бы подавленном настроении не приехал, оно в течение этих минут кардинально меняется: уходят прочь все заботы и проблемы и на лице непроизвольно расцветает улыбка в предвкушении встречи с Рекой. Так случилось и в этот раз.

Несмотря на постепенное падение уровня воды, паводок нельзя считать закончившимся: низины и заливные луга еще под водой и без высоких болотников на берегах Немана пока делать нечего. Напялив их на шерстяные носки – температура воды в реке около семи градусов, а брести по воде придется не раз, захватив два спиннинга, бинокль и сумку с приманками, через перелесок двинулся к берегу. По дороге заметил изменения в окружающем ландшафте: исчезла рощица из молодых осинок. Не поленился подойти посмотреть, кто же их вырубил? Оказалось – бобры. До берега ближайшей старицы более сотни метров, а до реки – все триста, но все стволы «лесорубы» утащили к воде себе на пропитание, оставив самый толстый комель с загрубевшей, видимо, невкусной корой. Не пожалели они и ивовый куст, срезав все, до единой, веточки с него.

 

Подойдя к старице, обнаружил на ней пару лебедей и множество следов жизнедеятельности бобров: огрызки древесины, белые, свежеокоренные чурбаки осины и ветки ивы, вытоптанные в траве тропы, жилые и брошенные хатки. Заглянул в одну из них через отверстие: довольно просторное, чистое помещение с полом выше уровня воды, перекрытое сучьями и ветками, однако, чем-то эта хата хозяевам не понравилась и они ее покинули. Вот вдали что-то всколыхнуло водную гладь: рыба нерестится или зверь? Навел бинокль на это место и не прошло и минуты, как в поле зрения из воды аккуратно показалась голова бобра, пристально вглядывающегося в мою сторону: хозяин старицы недоволен, что я явился и нарушил его покой.

Бобров за последние годы развелось столько, что впору уже белорусским национальным зверем считать не зубра, а бобра. Редкий водоем, даже самый маленький, остается не заселенным ими.

 

Воды в старице много и ивовый куст, растущий летом на берегу, сейчас почти на ее середине. Первый же заброс виброхвоста на джиг-головке по направлению к нему показал скопление малька белой рыбы в старице, фонтаном выскочившего из воды при падении приманки. При таком изобилии естественного корма ждать поклевку щуки на искусственную приманку неразумно, но соскучившись за зиму по спиннингу, я продолжал бросать и бросать и вскоре почувствовал поклевку: щуренок, размером не на много больше довольно крупной приманки позарился на нее, но не смог заглотить глубоко, был быстро освобожден от крючка, сфотографирован и отпущен. Обловив еще две глубокие старицы, я, не дождавшись больше поклевок, вышел на реку.

Течение в Немане по высокой воде довольно сильное и ожидать поклевку на стрежене не имело смысла: щука на течении не держится, а прячется в засаде в местах обрушения берега или за упавшими в воду деревьями и подтопленными кустами, где течение замедляется или отсутствует. В дальнейшем я так и ловил, забрасывая в места, где опыт и интуиция подсказывали стоянку щуки и вскоре поймал еще две «засадницы», схватившие приманку при ведении ее параллельно берегу мимо предполагаемого места засады.

Насколько приятно вновь ощутить биение рыбы на шнуре после долгой зимы – не передать словами, а при вываживании против течения она сопротивляется «по взрослому», создавая иллюзию, что тащишь «крокодила». Поимев на реке две поклевки за короткий срок, я пожалел, что потратил много времени на старицах: на реке клевало получше и если бы с утра ловил на течении, результат был бы весомее. Вскоре впереди на берегу замаячила фигура спиннингиста-конкурента: он поднимался вверх по течению, навстречу мне. Что ж, «рыбак рыбака видит издалека», к нему я не пошел. Ловить там, где только что по берегу прошел рыболов, бесперспективно и на этом я закончил первую спиннинговую вылазку, повернув обратно.

Хорошо на Немане и осенью.

Второго октября вновь я посетил любимые места в верховьях Немана. Одетые в золото и багрец деревья, замершие в утренней дымке, создавали особое осеннее умиротворенное настроение, оставляя далеко позади город с его проблемами и волнениями. Погода выдалась на редкость удачная: штиль, с утра легкая облачность, пронизываемая рассеянными лучами осеннего Солнца, тепло, а днем даже жарко. Настоящее «бабье лето». Невысокое атмосферное давление и растущая Луна позволяли надеяться на успех.

 

На рассвете, поздоровавшись с Батькой, я уже собирал спиннинги на берегу: один для ловли джигом на резину, другой полегче – для вертушек и других приманок. Забегая вперед скажу, что работала только резина, других приманок рыба даже не касалась.

На первых же забросах под противоположным берегом на крюк сел щуренок, который мелко подрожав, вышел на поверхность и благополучно отцепился. Сказав ему: «До новой встречи», я продолжил облавливать поворот реки, где в прошлом году осенью на вертушку поклевывали окуни, а сегодня тишина…

Подойдя к очередной заводи, не приближаясь близко к берегу, чтобы не вспугнуть рыбу, забросил резину и на середине проводки ощутил поклевку щуки. Неспешно подвел ее к довольно крутому берегу, покрытому увядающей осокой и, опасаясь обломать спиннинг, попробовал поднимать рыбу за плеть, а она в этот момент крутнулась и запуталась в осоке. Я потянул чуть сильнее и тонкая плеть лопнула на узле возле карабина, но плеска уходящей рыбы не услышал. Глянув вниз, увидел, что щука не ушла, а лежит в прибрежных водорослях, спрятав в них голову и хвост так, что не понятно где у нее перед, а где зад – только часть бока немного видна.

Решил попробовать спуститься с обрыва и взять ее рукой. Сняв сумку с приманками, бинокль, держась за осоку руками, спустил ноги в болотниках в воду, но дна не нащупал: глубоко, однако! Но вот же рыба, рядом, надо забрать, пока не очухалась, ведь резина с поводком у нее в глотке – может погибнуть и пропадет без пользы. И вот так, повиснув на одной руке держась за траву, я изловчился другой рукой нащупать щучьи жабры и выбросил килошницу на берег. Все эти действия заняли никак не меньше минуты, в течение которой рыба неподвижно лежала и ждала своей участи. Удача оказалась на моей стороне. Заметил давно, если хочешь успокоить щуку, надо при вываживании завести ее головой в прибрежную траву, а затем брать рукой за жабры. Подтянувшись, вскарабкался на берег, отцепил щуку, восстановил снасть и продолжил ловлю.

Далее настоящих поклевок практически не было, только легкие касания резины, но они стимулировали процесс ловли, выдавая присутствие рыбы. Наконец, в одиннадцать часов рыба клюнула по настоящему. Поклевка случилась в старице с мутноватой водой и пока я не увидел рыбу возле берега, впечатление было, что зацепил крокодила – настолько мощно и бойко она сопротивлялась. Фрикцион пел, а я не спешил его зажимать и правильно сделал, так как, взяв рыбу за жабры, обнаружил, что крюк засек ее снаружи, совсем слабо, за кожу, не пробив костистый клюв. И вот двушка в руке – госпожа Удача опять на моей стороне!

 

Засняв трофеи на фото, решил, что на сегодня хватит: удовольствие получено, не стоит испытывать судьбу и на мажорной ноте отправился домой.

Урок этой рыбалки: прежде чем сделать заброс с берега, прикинь, как будешь доставать рыбину в случае поклевки, чтобы потом не расстраиваться при ее потере. С первой щукой я допустил такую ошибку, однако мне удалось ее исправить.

 

Нет в этой главе ничего о ловле белой рыбы. Что ж, не ловил я ее еще на Немане. Даст Бог, попробую в будущем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × пять =