О времени

В утренний «час пик» Алексей Егорович втиснулся в вагон метро, уцепился за трубу поручня, перевел дух после быстрой ходьбы и огляделся по сторонам. Лица многих пассажиров были наглядно знакомы, поскольку уже много лет они ездили на работу в метро одновременно с ним и при встрече взглядами непроизвольно возникало желание поздороваться. Усевшаяся на конечной станции на сидячие места молодежь уткнулась в гаджеты. Только пара человек читала электронные книжки, большинство увлеченно тискало экраны смартфонов, играя в закаченные игры, что натолкнуло Егоровича на мысль.

— Как бездумно и бездарно тратится время молодежью. Взять вот эти игры. Если для ребенка игра – это развитие интеллекта и сенсомоторики, то для взрослого это способ убить время, не дающий ему никакой пользы, а только отучающий мыслить и оценивать реальную действительность. Здорово придумано – дураков окончательно одурманивают алкоголем, а умных играми: «Не надо думать, с нами тот, кто все за нас решит». Вообще, индустрия игр – это «развод лохов», забирающий самое ценное, что есть у человека – его время. Или социальные сети. Сидят в них люди часами, листают и читают всякую информационную дребедень сомнительной ценности, а время уходит безвозвратно. Телевидение – вообще без комментариев.

С возрастом Алексей Егорович стал задумываться на эту тему, заметил, что время ускорилось и его стало не хватать, особенно когда перешел на новую работу с длинным рабочим днем, работой в выходные и появилось новое увлечение.

— Мне уже пошел шестидесятый год. Как говорится, пора оглянуться назад и что же я вижу? Вижу, что жизнь, в основном, уходила на то, чтобы на нее зарабатывать. Не ценил я свое время в должной мере, тратя его на обязательный труд ради денег, в котором добился определенных успехов, но который был настолько напряженным психологически и эмоционально, что сделал в итоге из меня почти инвалида, горстями глотающего таблетки. В ежедневной рутине некоторые годы прошли настолько однообразно, что нечего и вспомнить. Яркие впечатления остались только от удачных рыбалок, о которых сохранились записи в рыбацком дневнике.

В то же время, нельзя сказать, что жизнь не удалась. С женой повезло, выросли прекрасные дети, подрастает внук, так что все идет своим чередом, не стоит грешить. Жили не богато, но в относительном достатке – машина была всегда. А надо ли было так жить? Вывод таков: если бы можно было начать все с начала, я во многом по другому прожил бы свою жизнь. Такова оценка использованного мною времени. Теперь о многом жалею: что занимался всю сознательную жизнь нелюбимым делом, что недостаточно времени уделял семье, что мало путешествовал, что поздно начал писать, наконец, что только к сорока годам занялся зимней рыбалкой, упустив драгоценные молодые годы. Хотя многое из перечисленного взаимоисключающее – все охватить одновременно невозможно.

С этими невеселыми мыслями Алексей Егорович покинул вагон и пошел пешком по улице в сторону офиса, где работал.

— Надо что–то менять, не так много лет у меня осталось.

Вспомнилась притча о тысяче шариков, позволяющих визуально оценить оставшееся время жизни человека, где мужчина в пятидесятипятилетнем возрасте, оглянувшись назад и оценив прожитое, приобрел в детском магазине тысячу мелких пластмассовых шариков – по одному на каждую неделю оставшейся жизни и положил их в стеклянный прозрачный сосуд. Каждое воскресенье он вытаскивал и выбрасывал один шарик и, видя, как уменьшается количество шариков, стал обращать больше внимания на истинные ценности этой жизни, отсеивая наносное и второстепенное. Нет более сильного средства, чем смотреть, как уменьшается количество отпущенных тебе дней.

— Пожалуй, заведу себе банку с шариками. Надо иначе прожить остаток жизни. Не зря Хемингуэй сказал: «Время уходит, а с ним уходишь и ты и не успеешь оглянуться, как с тобой будет покончено».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

20 − тринадцать =