Пороша

С обеда шел снег и к вечеру прекратился, насыпав сантиметров 5 – 7 свежей пороши. Поутру возникло желание воспользоваться этим моментом и посмотреть, кто же живет в окрестных лесах. Решил сходить в глухое заболоченное место, где полтора десятка лет назад я обнаружил «город мастеров» — поселение бобров. Тогда сеть разноуровневых рукавов лесного ручья, подпираемых бобровыми плотинами, громадные бобровые хаты из веток и огрызков древесины очень впечатлили меня и еще раз убедили в наличии разума у животных. Это сейчас бобры размножились и расселились настолько, что анекдотический лозунг «Убей бобра – спаси дерево» не выглядит абсурдным, а тогда я был удивлен обнаружением масштабной колонии этих животных рядом с деревней и дачными кооперативами.

 

Лесной ручей, являющийся притоком речки Перетути вытекает из множества бочагов заболоченного леса. Сколько ни искал – основного истока, типа родника я не нашел. Мокрый лес и вдруг в нем уже полноценное русло ручья.

К сожалению, свежих следов пребывания здесь бобров я не обнаружил, погрызы все почерневшие. Видно, что последним несколько лет. Добротные старые плотины еще держат воду, но следов их ремонта или возведения новых не видно. Не видно и новых бобровых хат. Животные покинули это место или сами, или с помощью человека. Насчет последнего все понятно, выловили или застрелили, но мне кажется, они ушли сами, так как в результате их жизнедеятельности место стало неудобным для проживания. Подтопив своими плотинами большой участок леса, они вызвали гибель деревьев в нем. Молодая поросль осины, ивы и других любимых бобрами пород полностью истреблена, остались только ели, ольха и береза, которые бобрам не по вкусу. Есть стало поблизости нечего – пришлось переселяться.

А пороша порадовала обилием следов, зверя в лесу хватает. За трехчасовую прогулку мне встретились следы белки, ласки, лисицы, зайца-русака, косули, кабана, лося. Раньше все опушки и полянки в лесу были истоптаны зайцами-беляками, теперь следов не то, что мало – их практически нет.

Много беличьих следков.

 

Местами лось снял кору с молодых елочек.

 

 

 

 

 

Косули вытоптали целые тропинки.

 

 

 

 

Кабан, которого взялись истребить в связи с африканской чумой свиней ходит целыми семьями. Есть и очень крупный след и мелкие следы поросят и подсвинков, так что «не спешите нас хоронить».

 

Неоднократно я пересекал след лисицы.

 

Однако, днем я никого из этих животных в живую не видел, все эти следы ночные.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

18 − шестнадцать =