Привет

В детстве, когда пришла пора задавать вопрос: «Откуда все взялось?» у меня с отцом состоялся такой разговор.

 

— Папа. Откуда берутся деревья?

 

— Вырастают из семян. У всех деревьев они разные: у клена – крылатки, у ели и сосны – мелкие зернышки с крылышками в шишках, а у дуба – желуди. Расскажу тебе одну историю. Когда я был маленький, наша семья жила в Столбцах, а после революции мы перебрались в деревню Гаище, на родину моего деда, в его усадьбу. К тому времени он уже умер и в доме никто не жил несколько лет, залежная земля не пахалась и заросла дерном. Сразу после переезда землю вспахали и наша семья: родители и мои старшие сестры рьяно взялись ее обрабатывать – делать гряды, сеять картошку и зерновые. Мне тоже захотелось что-нибудь посадить и я попросил разрешения у отца сделать это. Он дал мне желудь, случайно завалявшийся у него в кармане и сказал посадить его в углу двора, чтобы выросший из него дубок никому не мешал. Я так и сделал и вскоре забыл об этом.

Спустя пару лет, играя в огороде, я заметил росток, пробившийся из земли с молодыми резными листьями и спросил у отца, что это. «Это дуб. Он вырос из желудя, который ты посадил. Береги его, ухаживай, защищай, чтобы не сломали и из него вырастет большое красивое дерево, которое переживет нас с тобой,» — ответил отец. С годами дубок рос, крепчал, ствол его толстел и вскоре он перестал нуждаться в моей защите. Дерево пережило лихолетье войны, не сожгла его молния, не сломала буря. После войны мы переехали в город, а дом и землю в деревне продали совершенно незнакомым людям. С этого момента я стал редко бывать в Гаище, ничто уже меня с ним не связывало.

 

Я запомнил этот рассказ и спустя пару десятков лет попросил отца показать отчий дом и дуб, когда мы с оказией проезжали мимо Гаища. К тому времени дуб возмужал, стал кряжистым и состоял из нескольких мощных стволовых ветвей. Полюбовавшись красавцем, мы с отцом поехали по своим делам.

Спустя еще пару десятков лет, направляясь на рыбалку я вновь проезжал мимо Гаища. С высокой насыпи трассы деревня была видна как на ладони и мне, в первую очередь, бросился в глаза могучий дуб в углу огорода старой усадьбы. На одной из скелетных ветвей громоздилось гнездо аистов с парой черно-белых птиц. Со стороны дерево напоминало фигуру коренастого зеленого великана, который на ладони одной из рук-ветвей держит птичье гнездо. Я прикинул, что дубу около восьмидесяти лет и подумал: «Приеду домой – обрадую отца-старика, что дерево, посаженное им живо и все три вещи, которые в соответствии с мудростью народной должен сделать мужчина им выполнены.»

 

Когда я вернулся домой, престарелый отец вышел из своей комнаты и сказал.

 

— Давай, рыбак. Показывай улов.

— Кое-что поймал, сейчас покажу. Да не рыба главное. Проезжал мимо Гаища.  Привез тебе привет от дуба твоего. Он жив-здоров, мощный, возвышается над всеми деревьями в округе, а на одной из ветвей гнездо аистов.

 

Реакция отца на мой рассказ была совсем не такой, как я ожидал. Выслушав меня, старик разволновался, воспоминания о былом нахлынули волной; отец хотел что-то сказать или спросить, но спазм сдавил ему горло, глаза увлажнились и он, глубоко вздохнув и так ничего и не сказав, ушел в свою комнату…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

15 + 6 =