Сказка о Дубе.

Старый Дуб не помнил своего рождения, но еще в молодости старшие соседние деревья рассказали ему легенду его появления на свет. Около трехсот лет назад на могилу внезапно умершего отца пришел маленький мальчик и закопал желудь в ногах покойника, чтобы вырос дуб, такой же крепкий и красивый, каким был отец, душа его переселилась в дерево и жила вечно.

По весне желудь дал зеленый росток, который мальчик заботливо огородил, чтобы не затоптали и, с этого момента, память дерева стала фиксировать все происходящее на кладбище и в окрестностях. Много людского горя видел Дуб на своем веку. С сожалением провожал он на тот свет умерших стариков, но особенно больно было ему наблюдать, как хоронили, умерших преждевременно, молодых людей и детей.

В те времена много людей гибло от несчастных случаев, не доживая до преклонного возраста: кого молнией убьет, кого стволом придавит на лесоповале, а кто в реке утонет. Вот и решили жители деревни воздвигнуть на кладбище храм в честь святой великомученицы Варвары, которую почитали защитницей от внезапной смерти. Помнил Дуб, как в 1766 году от рождества Христова, собрались толокой жители деревни и за пару месяцев, в десятке метров от его ствола, построили деревянную церковь в виде корабля.

Храм освещения в честь Святой Варвары
Храм освещения в честь Святой Варвары

После этого события годы для исполина тянулись однообразно. Сменялись времена года, появлялись новые могилы, вырастали рядом и погибали деревья других пород, с более коротким жизненным циклом, и только Дуб рос в высоту и толщину, своею сенью закрывая церковь от штормовых ветров и принимая на себя удары молний. Не было ему равных в окрестностях по высоте и силе. Мощными корнями он цепко держался за почву.

Видел Дуб наступающих наполеоновских солдат в 1812 году, веселых, одетых в яркую форму, уверенных в скорой победе и отступающих – замерзающих, молчаливых, кутающихся в изорванную в лохмотья летнюю одежду. Многие из них остались в Белорусской земле в тот страшный год. Затем долгие годы наблюдал зеленый великан со своей высоты за мирной жизнью деревни, тяжелым крестьянским трудом на полях, сменой поколений людей.

Еще через сто лет на кладбище опять хоронили завоевателей – теперь уже германских солдат, погибших на чужбине. Фронт, стоявший долгие годы Первой мировой войны вдоль реки постоянно пополнял кладбище новыми захоронениями. Недалеко от Дуба появился каменный обелиск с надписями на немецком языке. Короткий двадцатилетний период мирной жизни вновь прервала Вторая мировая война. Опять наблюдал зеленый исполин горящую деревню, гибель и страдания людей. Отгремела война. По соседству с немецким обелиском был воздвигнут памятник войнам и партизанам, погибшим в Великую Отечественную. Помнил лесной великан, как однажды весной школьный учитель труда с учениками высадил молодые деревца поблизости от памятника, которые через двадцать лет превратились в красивую липовую алею.

Дуб
Дуб

 

Дерево было неподвластно времени. Прожив на земле три сотни лет, четырехобхватный Дуб оставался совершенно здоровым, несмотря на удары молнии и испытания засухой, штормами и морозами.

Можно не сомневаться, что и церковь осталась цела только благодаря защите зеленого патриарха – молниеотвода на ней никогда не было.

 

 

 

Так было до этого года, пока в «умные» головы излишне инициативных активистов не пришла мысль вырубить все деревья на кладбище. Понятно, когда убирают аварийное дерево, но вырубить все! Кому они мешали? Зачем это понадобилось? Непонятно, но дурную затею деревенские жители поддержали. Собрали деньги, подрядили фирму и те снесли все деревья, в том числе и липовую алею. Кладбище не узнать. Но не смогли они свалить исполина, коротки оказались их пилы, только обрезали ему все скелетные сучья и стоит он теперь немым укором один, изуродованный, рядом с церковью, всем своим видом спрашивая: «В чем я провинился? Что я сделал не так за эти три века? Зачем вы меня убили?»

Нет ответа на эти вопросы, потому, что глупость человеческая безгранична…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

двадцать + 15 =