Цена олешин

Все события и персонажи вымышлены, любые совпадения случайны.

1

Загон подходил к концу. Все ближе были слышны крики загонщиков и удары по стволам деревьев, а зверь не вышел.

— Опять пусто, — подумал Леонид Петрович, стоя на номере. – Пусто, да не совсем. Кое что полезное для себя я увидел.

Леонид Петрович не первый год руководил районом, чувствовал себя в нем хозяином. Обладая харизмой и организаторскими способностями, имея хорошее образование, смог за эти годы вывести район из отстающих в передовые. Заработал авторитет среди руководителей, был на хорошем счету у губернатора. Любые пожелания хозяина, в какой бы форме они не звучали, воспринимались подчиненными как руководство к действию и исполнялись беспрекословно.

За годы руководства районом в живописном месте вырос просторный коттедж, множество помещений которого требовало отделки, а Леонид Петрович предпочитал натуральную древесину любым современным отделочным материалам. Особенно нравилась ему ольха, которая сразу после среза окрашивалась собственным соком в красивый оранжевый цвет. Имеющая яркую текстуру, хорошо обработанная ольховая доска выглядела на стенах идеально.

Строилась баня, на отделку парилки которой тоже нужна была лиственная древесина.

— Сколько руководителей погубили эти коттеджи, — иногда думал председатель. – Но если действовать с умом и осторожно, ничего плохого не должно случиться.

— Федорович, подойди-ка ко мне, — сказал Леонид Петрович после окончания загона, набрав по мобильному директора лесхоза, стоявшего на номере неподалеку.

— Ты не сильно победнеешь, если я заберу вот эти олешины? – спросил он подошедшего директора, глядя на рощицу из стройных, зрелых, пятнадцатиметровых деревьев, почти без сучьев.

— Для вас, Леонид Петрович, всегда пожалуйста, — ответил Федорович.

— Ну, так я на днях пришлю лесовоз и людей. Твоих задействовать не будем, чтобы никто ничего не знал. Найдешь способ уладить финансовые вопросы?

— Это мелочи, хозяин. Не беспокойтесь.

На том и разошлись.

 2

Коля давно работал лесником. Платили не много, но за работу держался. Все-таки лучше, чем полеводом в колхозе. По складу характера он был добросовестным и ответственным, на работе не сачковал и был на хорошем счету у лесничего. Имея неплохую профессиональную подготовку, хорошо разбирался в деревьях. Одних только видов ив знал больше десятка, чем любил щегольнуть перед другими лесниками и начальством.

Обход у него был обширный. В него входили Великий бор и Малый бор – старый и молодой ельники, заболоченный лиственный лес за Широкой дорогой, сосняки, березняки, всего за день не обойдешь. Свой лес он хорошо знал и любил. Особенно нравились ему ольховые деревья, растущие вдоль Широкой дороги – зарастающей заброшенной грунтовки, которой перестали пользоваться в связи со строительством новой гравейки.

Вот и в этот день, выходя на Широкую дорогу, он думал полюбоваться этими деревьями, а увидел вырубку, сверкающую свежими оранжевыми пнями и усыпанную ветками и целыми верхушками спиленных деревьев, от чего замерло сердце и перехватило дыхание. Что это не лесхоз работал, он понял сразу. Слишком по варварски все было сделано, сейчас лесхозы так не работают. На лицо была самовольная порубка, а точнее, кража леса в больших объемах. Придя в себя, лесник пересчитал пни и направился в лесничество докладывать начальству.

— Никита Васильевич! У меня на обходе лес украли, — сказал Николай, заходя в кабинет к лесничему.

— Лес, говоришь, украли? – разыграл удивление лесничий. — А ну-ка поподробнее, что, где, сколько?

— На Широкой дороге, двадцать четыре пня деловой ольхи, кубов за тридцать будет.

— Куда-ж ты смотрел, разиня? — стал кипятиться Никита Васильевич.

— Так я же две недели подряд с утра до вечера, по вашему указанию в бригаде стойку резал под Черневичами. Вот на обход и не ходил. Надо милицию вызывать, — ответил лесник.

— Милицию, говоришь? А знаешь, что я на этот счет думаю? Что ты сам, в сговоре с кем-то этот лес украл. И все так подумают, в том числе и милиция. А что? Зарплата маленькая, трое детей, которых кормить надо, да и выпить ты любитель, а на все это деньги нужны. Вот и решился на преступление.

— Да не крал я, клянусь, — закричал в сердцах Коля.

— Тихо! Слушай дальше. Милиции нашей повесить на тебя это преступление – раз плюнуть. Мотив есть. Подержат в кутузке пару суток, отобьют почки и печень и признаешься даже в том, чего не делал.

— Что же делать? – спросил чуть не плача Николай.

— Если не хочешь сидеть, то никакой милиции. Заактируем порубку и взыщем с тебя ущерб в пользу государства. Сейчас прикинем сколько получится,- сказал лесничий, доставая калькулятор.

Пощелкав пару минут клавишами, он сказал. – Да, немало получилось.

И назвал сумму.

— Да это же больше, чем я за год зарабатываю! Где я возьму такие деньги? – воскликнул Коля, услышав цифру.

— Будем высчитывать из зарплаты.

— А чем же детей кормить?

— Да не переживай ты так. В конце концов, это не смертельно, — закончил разговор Никита Васильевич.

— Кому как, — ответил лесник и вышел из кабинета.

Вернувшись домой, Николай взял вожжи со стены в сенях и пошел в сарай…

Похоронили Колю на краю кладбища, в стороне от других могил.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

14 + одиннадцать =