У позорного столба

У белорусов, как наверное, во всем христианском мире, принято между Пасхой и Радуницей побывать на могилах родных и близких, навести на них порядок после зимы, украсить цветами. На Радуницу на кладбище съезжаются родственники помянуть усопших добрым словом, поднять по рюмке за упокой, пообщаться между собой, поэтому в этот день здесь многолюдно. Мне нравится шутливое определение понятия родственники – это группа людей, имеющих свойство собираться по случаю изменения их количества. Но это так, к слову.

Вспомнился один случай из семидесятых. На Радуницу решили посетить родные могилы. Приехав на крупнейшее в то время, Северное кладбище, оставили машину на стоянке и через центральные ворота вместе с потоком посетителей вошли на территорию, где у бетонного фонарного столба, освещающего центральную алею, собралась большая толпа.

— На верное, что-то случилось. Может быть нужна помощь, — мы поспешили подойти. Медики, все-таки, но помощь не понадобилась.

На столбе был прикреплен лист картона, на котором от руки большими буквами было выведено: «Они воровали цветы с могил», а под ним стояли двое – мужчина и женщина средних лет маргинальной внешности. Взгляд направлен в землю, отсутствие каких-либо эмоций на лицах, опухших и почерневших от беспробудного пьянства. У их ног лежали охапки, украденных с могил, цветов. По сторонам от них – два милиционера. Видно было, что стоят они так уже давно: у мужчины дрожали ноги от напряжения, женщина обмочилась – по чулкам змеились потеки.

Вблизи них полукругом стояла многолюдная толпа, пылающая ненавистью. Каждый подошедший считал своим долгом высказать пару нелестных эпитетов в адрес кладбищенских воров. Вошедшие в раж старухи, выступив вперед, сыпали проклятиями, размахивая руками. Одна из них, подскочив поближе, замахнулась авоськой, на что немедленно отреагировал милиционер.

— Бить нельзя! – односложно сказал сержант, делая рукой предостерегающий жест.

Тогда старуха смачно плюнула в лицо вору, набрала еще слюны и плюнула в лицо воровке. Её примеру последовали другие «бешеные бабки», под одобрительные реплики из толпы.  Оплеванные маргиналы стояли неподвижно, боясь поднять руку чтобы утереться. Излив порцию ненависти, люди уходили по своим делам, но тут же подходили новые и все начиналось сначала. Ни один не сказал ни слова в защиту провинившихся.

Кто-то же из власть имущих того времени придумал и санкционировал эту гражданскую казнь – публичное унижение наказуемых. Об этом свидетельствовали стерегущие их милиционеры. Доказывать кражу цветов хлопотно, да и для таких «тюрьма – мать родна», вот и решили наказать таким средневековым образом.

Удивило, что наказуемые стояли с каменными лицами, никак не реагируя на пышущую злобой толпу. Не было ни слез, ни оправданий, ни покаяния. Может быть они были в начале, до нашего приезда, но не подействовали и провинившиеся люди окаменели, безмолвно перенося издевательства толпы.

Уезжали мы через пару часов и опять проходили мимо этого позорного столба – изощренная экзекуция продолжалась. Честно скажу, тогда сочувствия кладбищенские воры у меня не вызвали. С наших могил тоже часто пропадали цветы, но случай этот я запомнил, как яркое проявление психологии агрессивной толпы и прочувствовал это на себе, поддавшись ее влиянию. Со временем, я сделал для себя выводы и смотрю на это иначе.

В любой ситуации надо оставаться человеком, личностью, мыслить индивидуально, не позволять втянуть себя в толпу. В толпе у человека утрачивается чувство ответственности, практически всегда являющееся сдерживающим качеством для индивида.

Безответственность порождает невероятную жестокость агрессивной толпы, позволяет топтать слабых и преклоняться перед сильными. К сожалению, многие психологические моменты толпы присущи человеческому обществу в целом…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре + 4 =